Страх, голод и грязь: литовские мигранты про жизнь рабочих птицефермы

__________________________________________

© РИА Новости, Юрий Лашов


  Обещание высокооплачиваемой работы в Англии оказалось обманом


Лауринасу Келпа было всего 19, когда он увидел в интернете рекламное объявление с обещанием работы в Англии.

В его родном литовском городе возможности были ограничены, а реклама обещала хорошие условия от 250 до 350 фунтов в неделю с проживанием. Поэтому он позвонил по указанному в объявлении мобильному телефону и переговорил с владельцем автобусной компании, назвавшимся Саулисом.

Несколько дней спустя он держал путь через всю Европу, нервничая от возбуждения, не зная всех деталей работы, но все равно направляясь в Кент.

Он выскочил возле обычного с виду загородного дома в Мэйдстоне. Войдя в дверь "я был шокирован",- вспоминает он. В каждой комнате было по несколько человек, некоторые спали на матрацах, лежащих на полу. Дом был грязный и переполнен.

Начинался 12 месячный испытательный срок в Птицеводческом Сервисе ДиДжей Хьютон, который потом власти назовут "самым худшим подрядчиком".

Келпса и двое его товарищей мигрантов поделились своим опытом с Гардиан. Они говорят, что были жертвами насилия, рассказали про то, как людей загоняют в долги по прибытию, про жилье, кишащее клопами и про то, что от голода они ели сырые яйца.

Они в составе группы шести литовских мигрантов судятся с компанией и ее директорами в верховном суде за причиненный ущерб. Им помогает лондонская адвокатская контора Лей Дэй. Это первый случай, когда британская компания будет в суде отвечать за современную форму рабовладения.

Владельцами и управляющими подрядной компании является пара местных жителей из деревни неподалеку Даррел Хьютон и Жаклин Жадж. Хьютоны тесно сотрудничали литовцем по имени Эдикас Манкявичус, который обеспечивал им постоянный приток мигрантов.

Компания обеспечивала рабочей силой сотни птицеферм по всей Британии, включая многие крупные хозяйства, производящие яйца для крупнейших супермаркетов и сетей быстрого питания.

За последние 25-30 лет размеры ферм выросли и работа птичника стала более специфической. Некоторые крупные фермы содержат более миллиона птиц. Это очень интенсивная работа, птичник собирает до 6000 кур в час, а делать это нужно в темноте, чтобы куры были как можно более спокойны. Птицы могут бить крыльями, клеваться, царапаться, блевать или испражняться. По своей натуре это грязная и опасная работа.

Чтобы уменьшить у кур стресс есть установленные лимиты времени, сколько их можно держать в клетках в ожидании умерщвления. Поэтому для сбора кур на убой вместо найма работников поблизости от ферм, сегодня пользуются услугами трудовых агентств, а те часто заказывают работников на скорую руку.

ДиДжей Хьютон всего лишь одна из кучи компаний в Британии, которая предоставляет работников для птицеферм и ее работники пользуются постоянным спросом.

Первый урок Келпса получил сразу после прибытия. Несколько мигрантов, живущих в доме, получили указание собираться, и спустя полчаса они вышли. Келпса сказал, что у него не было никакого контракта, он не проходил обучения, не получил спецодежду и не знал куда и насколько он поехал. Видимо так он представлял свою работу. "Это было ужасно, я был весь в дерьме, грязи и куриной блевотине, куры летели мне в лицо, а руки были полностью исцарапаны",- говорит он.

Иногда им давали только небольшие фермы и им приходилось ехать от Мэйдстона в Пензанс ради двух часов работы, потом ехать обратно Мэйдстон, а затем почти сразу возвращаться в Пензанс, чтобы поработать еще два часа. Им оплачивалось только за количество отловленных кур без учета времени, проведенного в дороге.

Часто им говорили быть готовыми выехать в воскресенье и они без перерыва работали все дни, пока не закончат. Келпса вспоминает, что были недели по 120 рабочих часов и они переезжали с места на место по всей стране, не имея возможности помыться или нормально поесть, а поспать удавалось только урывками в автобусе, переезжая с фермы на ферму. Им даже не позволяли сходить в туалет, и они облегчались при удобном случае в дороге.

"Мы никогда не знали насколько мы уезжаем. Иногда мы голодали. Мы старались делиться едой или ели сырые яйца",- вспоминает он.

Келпса переехал в другой дом в Мэйдстоне на Бимонт Роад, но условия были теми же. Клопы были настолько свирепы, что рабочие спали в сарае.

36-летний Миндаугас Прокопас и 60-летний Антанас Галдикас оба прибыли из портового литовского города Клайпеда тем же путем, что и Келпса. Они сказали, что по прибытию им сразу насчитали долг. Рабочим было сказано, что в Британии они должны нелегально заплатить 350 фунтов пошлины за поиск работы, которые будут вычитаться из их зарплаты, а так же 40 или 50 фунтов аренды за проживание в клоповнике и автобусный билет из Литвы. Таким образом первые три недели они совсем не получали денег.

Иногда штрафы удерживали задним числом, иногда придумывали еще какое-нибудь нарушение, типа выпивки в выходной день, или грязной кружки из под кофе, оставленной в раковине. Манкявичус зависел от ротации работников, он мог забрать у каждого нового работника по 350 фунтов.

Все трое говорят, что пострадали от несчастных случаев, но после происшествий им отказывали в отдыхе или медицинской помощи. Келпса говорит, что упал на работе и сломал ребра, но когда он попросил отпустить его с работы, чтобы подлечиться, Манкявичус пригрозил ему немедленным увольнением без оплаты.

Он говорит, что после споров ему дали два дня, и он был вынужден вызвать скорую, что бы она отвезла его в травмпункт, так как он уже не мог дышать. Галдикас говорит, что пострадал от глазной травмы - дверца клетки ударила ему по лицу, а Прокопас рассказывает, что получил хроническую травму спины при падении в многоярусном курятнике с клетками.

Они говорят, что постоянными угрозами, запугиваниями и насилием их держали под контролем. Манкявичус тренировал бойцовских собак, которых часто оставлял непривязанными, и некоторые работники ходили покусанными, а их кровати загаженными. Прокопас жалуется, что другой литовский надсмоторщик разбил ему губу во врем спора, а Келпса говорит, что его избили, когда он пытался помочь двум другим рабочим, которых пинали на полу.

Но, возможно, психологические травмы от пережитого сильнее физических. Эти люди чувствовали себя в ловушке. Без знания английского языка и своих прав, они не знали как обратиться за помощью и боялись увольнения и безработицы. Им казалось, что вся их жизнь под контролем. "Это как рабство, тебя контролируют, контролируют твой сон, контролируют твое время, контролируют все, что у тебя есть ... я перестал доверять людям",- говорит Келпса.

Всех троих официально признали жертвами торговли людьми и трудовой эксплуатации. Процесс спасения работников начался когда некоторые из них в конце концов обратились за помощью в Бюро Консультаций Граждан, а кульминацией событий пару месяцев спустя стал полицейский рейд по адресам в Хьютоне в 2012 году.

В то время Эдикас был в Литве, и только через три года полиция пожелала получить у него показания в связи с обвинениями. Хьютонов арестовали, но обвинение им предъявлено не было. На просьбу дать комментарий они не ответили, но в местных СМИ Хьютоны регулярно пишут, что они невиновны, а обвинения несправедливы.

Сейчас Келпса работает на мойке машин в северной Англии и у него невеста англичанка. Прокопас - безработный. Галдикас сказал нам, что не может работать.

Келпса считает, что без наказания трудно ждать раскаяния. "С нами обращались, как с рабами, а им за это ничего не было. У меня нет семьи. Я потерял все. Такое ощущения, будто это мы преступники",- говорит он.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 17).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________