Две катастрофы

Реклама (18+)

kononenkome


 

Так уж устроен человеческий разум, что он всегда пытается найти где-нибудь какую-нибудь закономерность. Вот, скажем, принято считать, что в России в августе обязательно что-то случается. А вот если попробовать вывести такую же закономерность для всего человечества, то одним из главных претендентов на месяц, когда что-то случается, станет апрель. Именно в апреле произошли две наиболее важные в культурологическом аспекте техногенные катастрофы — гибель парохода «Титаник» и взрыв реактора четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции, случившийся ровно 30 лет назад, 26 апреля 1986 года.

Масштабных техногенных катастроф на нашей планете мы устроили множество. Горели буровые платформы, разламывались танкеры, полные нефти, с химических заводов утекали ядовитые вещества, да и крупные радиационные аварии вовсе не ограничиваются одним Чернобыльским взрывом. Тем не менее, в глобальной культуре не остались ни авария на комбинате «Маяк», ни катастрофа ТриМайл Айленда, ни даже трагедия индийского города Бхопал, где из-за утечки изоцианата метила с завода американской компании Union Carbide погибли десятки тысяч людей.

А посмотрите на «Титаник». Одних художественных фильмов полтора десятка, включая один из самых успешных в истории кино. Бесконечное количество книг, исследований и аллюзий в любых жанрах. Регулярные аукционы предметов, связанных с катастрофой.

Не отстает и Чернобыль. Книги, фильмы, сериалы. Истории любви и ненависти на фоне горящего энергоблока. Мистические аспекты происходящего в Зоне отчуждения. Серия всемирно известных компьютерных игр под общим названием S.T.A.L.K.E.R. Клип великого режиссера Хаяо Миядзаки на песню японского поп-дуэта «Chage and Aska» под названием «On Your Mark». Ярославская панк-группа «Чернобыль».

Название древнего города Киевской земли стало синонимом всего страшного, непонятного и опасного. Чернобылем назвали один из самых разрушительных компьютерных вирусов 90х годов. Рыболовы используют для ловли форели и кумжи нахлыстовую мушку под названием «Чернобыльский муравей» — чудовищное произведение из резинок и вспененного полиэтилена.

А самое главное: это культ Зоны. Любители острых ощущений со всего мира стремятся в брошенный город, где уровень радиации теперь всего в два раза выше, чем в центре Москвы. А зарабатывающие на туристах самосёлы любезно создают для экстремалов иллюзию мертвого города, раскладывая детские противогазы и поддерживая художественную разруху в школьных кабинетах.

Так почему же именно эти две катастрофы столь прочно обосновались в культурном контексте? Однозначно ответить на этот вопрос трудно. Но у обоих трагедий, безусловно, есть общие свойства.

И в том, и в другом случае человечество было наказано за самонадеянность.

«Титаник» был самым большим кораблем современности. Чернобыльская АЭС была самой большой в СССР.

Путешествие на «Титанике» было воплощением мечты. Воплощением подобной мечты было и проживание в городе Припять — построенном с нуля лучшими архитекторами Киева и Москвы, комфортном, предназначенном для счастливых людей. На 47 тысяч населения со средним возрастом 26 лет — 10 спортивных залов, 3 бассейна, 10 тиров, 2 стадиона и чудо из чудес — двухзальный кинотеатр. Вокруг — волшебные просторы и красоты украинского Полесья, а всего в ста километрах — Киев, один их самых прекрасных и обеспеченных городов Советского Союза.

И вот всё это совершенство в одночасье превращается в тлен. Причем и в том и в другом случае катастрофа уже произошла, корабль и город обречены, но практически никто из пассажиров и жителей этого еще не осознают. И продолжают жить своей весенней жизнью — веселиться, гулять, строить планы. Крайне небольшое количество специалистов, которые и в том и в другом случае понимают масштабы происходящего в тот момент, пока их никто вокруг еще не понимает — это ли не богатейшая пища для рефлексии авторов любого рода?

А постепенное осознание необратимости произошедшего и неминуемости краха счастливой, устроенной жизни успешных людей? Вот та драматургия, которая, быть может, и является наиболее притягательным для художников фактором обоих трагедий.

Тридцать лет — большой срок. Конкретные подробности катастрофы стираются, городские легенды же наоборот — закрепляются в общественной памяти. Город Припять разрушается в силу естественных причин, и еще через 30 лет на его месте наверняка будет лес. А на месте «Титаника» на дне океана не останется вообще ничего.

Но память о Чернобыльской катастрофе, как и память о «Титанике», конечно, останется.

И, будем надеяться, человечество не забудет преподанных ему природой уроков.

Для России 24

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 6).

Реклама (18+)