«Поставил на карту всё — и проиграл»: почему Гитлера ждала катастрофа на Курской дуге

__________________________________________

 
 



75 лет назад Адольф Гитлер подписал приказ, утвердивший план наступательной операции «Цитадель». Фюрер намеревался уничтожить Курский выступ, обрушив на Красную армию лучшие соединения, и вернуть стратегическую инициативу, утраченную после Сталинградской битвы. За пять дней немецкие танки должны были прорвать оборону и окружить советские войска. Однако поставленные Гитлером задачи так и не были выполнены, а «Цитадель» стала последней крупной наступательной операцией вермахта. О причинах провала Гитлера и его генералов — в материале RT.

15 апреля 1943 года Адольф Гитлер подписал Оперативный приказ Ставки вермахта №6. Документ утверждал порядок и условия проведения операции «Цитадель», которой было суждено стать последним крупным наступательным манёвром нацистской Германии.

План немецкого командования предполагал нанесение мощных молниеносных ударов по соединениям Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА), дислоцированным в районе Курска, в июле 1943 года. Успех гитлеровского блицкрига открывал дорогу на оставленный ранее Сталинград и позволял вновь развернуть наступление на Москву.

«На направлении главных ударов должны быть использованы лучшие соединения, наилучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов. Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться сознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира», — говорилось в приказе Гитлера.

Нехватка ресурсов

Задача «Цитадели» заключалась в ликвидации так называемого Курского выступа, или Курской дуги. В результате мартовских боёв 1943 года Красная армия закрепилась на участке западнее Курска, который вклинивался в оккупированную немцами территорию СССР примерно на 120 км. Советские войска заняли удобный плацдарм, который позволял продолжить освобождение южных областей РСФСР и востока Украины.

Немцы намеревались нанести два сходящихся удара с севера и юга. Со стороны Орла выступ должны были срезать войска группы армий «Центр», со стороны Белгорода — соединения группы армий «Юг».

Предполагалось, что части вермахта будут продвигаться к Курску примерно по 30 км в сутки и через пять дней полностью завершат окружение советских войск.

Основной ударной силой немцев стали штурмовая авиация и бронетанковые соединения, получившие подкрепление в виде новейших тяжёлых танков Т-5 «Пантера», T-6 «Тигр» и самоходных установок «Фердинанд». Гитлер рассчитывал в буквальном смысле протаранить глубокую оборону РККА на отдельных узких участках, а потом развить успех, подтянув пехотные части.

Значительная часть немецкого командования выступила против взгляда фюрера на «Цитадель». Основная причина сомнений генералов заключалась в том, что военная машина нацистов ещё не оправилась после разгрома под Сталинградом. По оценкам историков, Германии требовалось около полугода для полноценного восстановления сил.

В дискуссию с Гитлером вступил даже наиболее преданный ему военачальник, генерал-фельдмаршал Вальтер Модель. В частности, он предупреждал фюрера, что РККА в короткие сроки смогла создать глубокую и эффективную оборонительную линию.

Командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Ханс Гюнтер фон Клюге и генерал-полковник Гейнц Вильгельм Гудериан, считавшийся ведущим танковым стратегом Германии, убеждали Гитлера, что для проведения масштабной наступательной операции у страны может не хватить ресурсов.

Гудериан открыто говорил фюреру, что поражение на Курской дуге приведёт к невосполнимым потерям и будет означать военную катастрофу. Однако лидер нацистской Германии придавал «Цитадели» решающее значение и торопил генералов с началом операции. С большим трудом немецкие командиры убедили Гитлера перенести её на месяц, на 5 июля 1943 года.

Вермахт стянул к Курскому выступу 50 дивизий (900 тыс. человек), 2 тыс. танков, 2 тыс. самолётов и 10 тыс. артиллерийских орудий. Перед наступлением солдатам зачитали обращение Гитлера, в котором он заявил, что немецкая армия добилась огромного технического превосходства над противником.

На штурм выступа были брошены лучшие наземные соединения — 1-я дивизия Лейбштандарт CC «Адольф Гитлер», 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх», 3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф». Поддержку с воздуха нацистам оказывали силы 4-го и 6-го воздушных флотов.

«В целях соблюдения тайны»

Одним из важнейших условий успеха Гитлер считал соблюдение максимальной секретности в подготовке «Цитадели». Фюрер был осведомлён о возросшей мощи советской военной разведки и опасался, что копии всех планов окажутся в кабинете Иосифа Сталина.

«В целях соблюдения тайны в замысел операции должны быть посвящены только те лица, привлечение которых абсолютно необходимо. Новые лица должны знакомиться с замыслом постепенно и по возможности позже. На этот раз необходимо непременно избежать того, чтобы вследствие неосторожности или небрежности противнику стало что-либо известно о наших замыслах», — подчёркивалось в приказе Гитлера.

Несмотря на отчаянные попытки нацистов соблюдать меры предосторожности, советское командование своевременно получало все необходимые сведения о разработке «Цитадели». Большая часть данных об операции была добыта в Великобритании («кембриджская пятёрка»), в Берлине (агент Вертер, ставший прототипом Штирлица) и через шпионскую сеть в Швейцарии.

Достаточно сказать, что уже 16 апреля 1943 года, через день после подписания Гитлером приказа о подготовке «Цитадели», агенты СССР были осведомлены о планах, прописанных в документе.

Ставка Верховного главнокомандующего незамедлительно получила сведения о том, что в летнюю кампанию вермахт будет наступать со стороны Орла и Белгорода.

Кроме того, успех Советского Союза обеспечила реформа, которую Сталин провёл по просьбе командующих фронтами. В апреле в структуре РККА были созданы Главное разведывательное управление, занимавшееся обеспечением деятельности агентурной сети, и Разведывательное управление Генштаба, в задачи которого входила фронтовая разведка.

19 апреля 1943 года Сталин подписал приказ «О состоянии органов войсковой разведки и о мероприятиях по улучшению её боевой деятельности». В документе отмечалось, что войсковой разведке в РККА уделяется недостаточное внимание. Речь шла о том, что разведывательные подразделения нередко действовали автономно или выполняли общевойсковые задачи.

Приказ Верховного главнокомандующего освободил разведчиков от армейской рутины и позволил систематизировать сбор информации о противнике. Согласно новому порядку, захваченные в плен немцы или оказавшиеся у красноармейцев документы немедленно доставлялись в разведывательные отделы. Оттуда вся имеющая значение информация стекалась в штаб.

Принятые меры по усилению разведывательных подразделений помогли определить дислокацию резервов, типы военной техники и количество войск, которые противник сосредоточил вблизи Курского выступа.

Информация о передвижениях частей вермахта у линии фронта, как правило, поступала советскому командованию из радиоперехватов. В мае — июне эффективная фронтовая разведка свела к нулю попытки немцев замаскировать наступательные манёвры.

Смена тактики

Информация, добытая советской разведкой, стала залогом грамотно организованной обороны Курского выступа. Линия инженерных сооружений и минных полей на дуге протянулась на 550 км. К июлю 1943 года РККА сосредоточила в районе оборонительной операции 1,9 млн бойцов, более 20 тыс. орудий, 5 тыс. танков и 2 тыс. самолётов.

Ставка Верховного главнокомандующего была осведомлена о планах немцев использовать новейшую тяжёлую технику для прорыва обороны на узких участках. «Тигр», «Пантера» считались на тот момент лучшими в мире танками по показателям мощи и защиты. А «Фердинанд» по тактико-техническим характеристикам не имел себе равных ещё несколько лет после войны.

Лобовая броня новейших гусеничных машин могла выдержать попадание снарядов большинства советских артиллерийских орудий. Учитывая техническое превосходство немцев, командование РККА радикально изменило тактику боёв против танковых армад.

Колоссальное внимание уделялось установке минных полей и противотанковых рвов. С началом «Цитадели» необходимость прокладывать дорогу танкам сильно тормозила продвижение вермахта и давало Красной армии время на перегруппировку сил. Вместо запланированных 30 км в сутки оккупанты приближались к Курску в лучшем случае на 8—10 км.

На пути движения немецких танковых колонн советские войска постоянно устраивали засады. Превосходство в артиллерии позволило РККА вести обстрел одного немецкого танка расчётом, который порой состоял из 10 орудий. Ключевая задача артиллеристов заключалась в том, чтобы поразить борта, ходовую часть и ствол «непробиваемых» немецких машин.

Похожим образом действовали танковые соединения Красной армии, оснащённые легендарными Т-34, которые также не могли пробить лобовую броню «Тигра», «Пантеры» и «Фердинанда». Советские танки использовали преимущество в мобильности. Совершая отвлекающие манёвры, они обходили неповоротливые немецкие машины и наносили удар по их уязвимым частям.

Другая армия

11 июля 1943 года наступление оккупантов захлебнулось. Вермахт был вынужден начать переброску резервов. 12 июля на южном фасе Курской дуги у железнодорожной станции Прохоровка произошло грандиозное танковое сражение, которое, как полагают историки, не принесло победы ни одной из сторон.

С 12 июля по 18 августа 1943 года РККА провела Орловскую наступательную операцию, отбросив группу армий «Центр». С 3 по 23 августа 1943 года во время Белгородско-Харьковской операции красноармейцы нанесли поражение южному флангу противника. В Курской битве вермахт потерял лучшие соединения и осенью был вынужден оставить всю Левобережную Украину.

В беседе с RT начальник научного отдела Российского военно-исторического общества, кандидат исторических наук Юрий Никифоров отметил, что немцы тщательно продумали «Цитадель». По его словам, операция была подготовлена превосходно, но баланс сил к лету 1943 года был на стороне СССР.

«На мой взгляд, Гитлер и немецкие генералы, в принципе, не рассчитывали на серьёзный успех. Есть точка зрения, что «Цитадель» была, по сути, оборонительной операцией. После Сталинграда победа под Курском имела бы для нацистов скорее политическое и воодушевляющее значение. Германия могла бы продемонстрировать народу и всему миру свою мощь и жизнеспособность», — сказал Никифоров.

Залогом успеха РККА эксперт назвал великолепную работу советских разведчиков, которые добыли все необходимые фронтовому командованию сведения.

Кроме того, по словам Никифорова, нацисты не учли под Курском значительное превосходство советской группировки в живой силе и технике.

«В Курской битве мы увидели других советских солдат и других генералов. Действия набравшейся опыта Красной армии были более слаженными и совершенными с тактической точки зрения. Профессионализм и мужество наших полководцев и бойцов не позволили немцам реализовать задуманное. Под Курском Гитлер поставил на карту всё — и проиграл», — резюмировал Никифоров.

Алексей Заквасин

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.9 (всего голосов: 13).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

---------------------------