Слава и трагедия Дюнкерка

__________________________________________


Klim Podkova


В мае 1940 года Британский экспедиционный корпус во Франции оказался зажатым гитлеровцами к узкой береговой кромке в районе Дюнкерка. Судьба корпуса, казалось, была предрешена. Однако британцы умудрились в течение 10 дней эвакуировать более 300 тыс. солдат и офицеров. Расскажем об операции «Динамо» все без утайки, не скрывая ни светлых, ни черных страниц этой истории.

*********************************************************************************************
 

Падение Франции

10 мая 1940 года Гитлер начал Французскую кампанию. Весь мир был поражен, как быстро была опрокинута французская армия. Уже 14 мая гитлеровцы прорвали фронт, и премьер-министр Франции Поль Рейно позвонил Черчиллю: «Помогите! Мы разбиты! Париж беззащитен!»

Черчилль прилетел в Париж и явился на заседание правительства: «Надо действовать быстро и решительно, - заявил он и повернулся к генералу Гамелену, главнокомандующему французской армией, - какие части есть в вашем распоряжении?» - «Никаких», глухо ответил Гамелен.  

Черчилль улетел обратно в Лондон с ясным осознанием, что падение Франции – вопрос нескольких недель. Теперь его больше всего беспокоила судьба солдат Британского экспедиционного корпуса, находившегося во Франции.

Дюнкеркский мешок

Отправленный в 1939 году во Францию Британский экспедиционный корпус под командованием Джона Горта дислоцировался в Северной Франции на границе с Бельгией и испытал на себе всю ударную мощь немецкой армии. С боями корпус вместе с французскими и бельгийскими войсками откатывался к побережью и Горт отчетливо видел угрозу окружения.

 17 мая Горт намекнул, а 18-го уже потребовал срочной эвакуации войск. 20 мая немецкие танки вышли к побережью Ла-Манша: Британский корпус, французские части и остатки бельгийской армии оказались в мешке в районе города Дюнкерк. Туго завязав горловину, немцы начали сжимать мешок: 22 мая они взяли Булонь, 23 мая Кале. До Дюнкерка оставалось 16 км, немецкие офицеры уже разглядывали его в свои бинокли.

Командующий французскими частями генерал Бланшар отдал приказ готовить Дюнкерк к длительной обороне: здесь под Дюнкерком французы и англичане оттянут на себя немецкие силы, а под Парижем Франция нанесет врагу решительный удар!

Однако британское командование не собиралось класть своих солдат в далекой Франции - они нужны были для защиты самой Великобритании. Пока Бланшар разрабатывал планы обороны, в Лондоне втайне от союзника готовились к срочной эвакуации.

Дюнкеркское чудо

Вечером 24 мая Гитлер своим приказом остановил наступление своих войск. Танки и солдаты замерли на достигнутых ими рубежах. Немецкие офицеры и солдаты не могли понять причин, толкнувших принять фюрера столь необдуманное решение, а причины были и весьма существенные.

Пришедший на доклад к Гитлеру генерал Рундштедт, командующий группой армий «А», ведущей наступление, доложил о потерях танков и пехоты: в некоторых частях они достигали от 30до 50% - по мере сдавливания мешка возрастало сопротивление окруженных, которым некуда было отступать. Немецкие пехотные части нуждались в пополнении, уцелевшая техника в ремонте, не хватало горючего. Еще не капитулировала французская армия под Парижем и генерал справедливо опасался контратаки во фланг.

Есть также версия, что Гитлер мечтал о союзе с Великобританией и надеялся, что англичане оценят его благородство и начнут переговоры о мире. Но британцы жеста не оценили и принялись крепить свою оборону.

Интересы Великобритании превыше всего

Чудо продолжалось всего два дня. 26 мая после того как немецкие части были усилены пехотой, подтянута артиллерия и стало ясно, что контрнаступления французов можно не опасаться, а британцы сдаваться не собираются, немцы навалились на осажденных с новой силой.

Дюнкеркский плацдарм съёжился до размеров 50х30 км. В тот же день в 19:00 Черчилль приказал начать операцию «Динамо» (эвакуацию). Около полуночи в гавань Дюнкерка вошли эсминцы  «Уэйкфул», «Гэллант» и десятки гражданских судов.

Это стало потрясением для Бланшара: «Если мы уйдем, Франция погибнет!» - кричал он Горту. «Она уже погибла», - невозмутимо ответил англичанин и тут же «добил» француза, объявив, что эвакуации подлежат только британские части. «Вы нас предали», - подавленно прошептал Бланшар. «Я действую во благо своей Родины», - отчеканил британец.

Как крутилась «Динамо»

Назначенный руководить эвакуацией адмирал Рамсей понимал, что пропускной способности порта ему не хватит и придется эвакуировать людей непосредственно с пляжей, а значит, нужны суда с малой осадкой. По его приказу густым гребнем прошлись по всему южному побережью, призвав всех владельцев частных судов принять участие в операции спасения. Многие откликнулись добровольно, у недостаточно патриотичных суда реквизировали.

В сторону Дюнкера пошла флотилия из более чем 700 судов. В «эскадру спасения» кроме военных крейсеров, эсминцев, транспортов вошли катера, баркасы, прогулочные яхты, портовые буксиры, речные трамвайчики и даже рыбацкие лодки.

Однако даже до них солдатам приходилось долго брести по колено, по пояс в воде. На побережье появились импровизированные причалы: во время отлива на отмели выгоняли автомобили, ставили их в цепочку и накрывали  деревянными мостками. Здесь солдаты грузились на маломерные суда и шлюпки, которые доставляли их на стоявшие вдалеке корабли.

Ад Дюнкерка

На четвертые сутки операции «Динамо» немцы поняли, что происходит: прижатая к морю британская армия не собиралась гибнуть, а уходила. Уходила организованно, без паники, бросая технику, артиллерию, снаряжение, но уходила непобежденной.

По приказу Геринга в небо поднялись сотни истребителей, бомбардировщиков и штурмовиков. На пляжах Дюнкерка начался сущий ад. Скопившихся на пляжах солдат бомбили, расстреливали из пулеметов. Повсюду горели тонущие суда, в лужах горящего мазута качались трупы.

В ответ Британия подняла свои ВВС. Британские летчики совершали до 10 вылетов в день. В небе разворачивались настоящие баталии, в которых у пилотов Королевских ВВС шансы на спасение были минимальны:  сбитым летчикам выбрасываться приходилось либо над территорией противника, либо прямо в холодные воды Ла-Манша.

Корабли уходили из Дюнкерка перегруженными, едва не черпая воду бортами. Караваны обстреливала береговая артиллерия, атаковали немецкие самолеты, на них охотились торпедные катера и субмарины. Корабли горели и тонули. Более 2.000 человек, покинувшие Дюнкерк, так и не добрались до английского берега.

И все это время по всему периметру шли тяжелейшие бои, доходившие до рукопашных схваток. Немцы непрерывно атаковали, несли тяжелые потери и вновь атаковали. Союзники оборонялись, понимая, что каждый выигранный день дает шанс спасти из котла тысячи солдат.
Но если для англичан в их стойкости был залог спасения, французы сражались, прекрасно осознавая, что на приходящих в Дюнкерк судах для них мест нет.

Последние дни и часы

Кольцо постепенно сжималось: 31 мая под контролем союзников оставалась узкая полоска вдоль моря длиной 15 и глубиной 7,5 км. В этот день Рамсей доложил об успешной эвакуации более чем 100 тыс. человек и Лондон выделил квоту на эвакуацию 5.000 французов в день.

В ночь на 4 июня последние английские солдаты оставили позиции, их места в окопах заняли французы. Еще несколько часов оставленные в котле французские дивизии держали периметр, давая англичанам возможность завершить эвакуацию.

В 03:40 британский эсминец «Шикари» отошел от причальной стенки дюнкеркского порта и взял курс на Британию. На берегу остались почти 50.000 французских солдат и офицеров.
В 9:00 немецкие части вошли в Дюнкерк.

Мы будем сражаться!

Британцы оставили на французском берегу всю технику и все снаряжение своего экспедиционного корпуса: танки, автомашины, мотоциклы, орудия, винтовки, боеприпасы и пр. Немцы считали трофеи десятками тысяч единиц и сотнями тысяч тонн. Было потеряно каждое четвертое судно, принимавшее участие в операции, Королевские ВВС потеряли более 100 самолетов.

Но были спасены солдаты. Планируя первоначально вывезти 45 тыс. своих солдат, британцы эвакуировали 215 тысяч и еще около 120 тысяч французов. А значит, оставались силы сражаться дальше.

4 июня Черчилль поднялся на трибуну палаты общин и произнес: «Мы не должны характеризовать это спасение как победу. Войны не выигрываются эвакуациями. Мы будем сражаться!»
Британия готовилась продолжать войну. 

Klim Podkova

Рейтинг: 
Средняя оценка: 2.5 (всего голосов: 6).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________