Падение режима. Лев Щаранский.

__________________________________________

  Лев Щаранский


Падение режима неизбежно. Вертолет на крыше Лубянки уже улетел на свадьбу в Австрии, где терран Влад Путин скрывается от рассерженных толп россиян, готовых свергнуть диктатуру чекистов. Саша Сотник и Сергей Голубев дали Кремлю неделю на принятие ультиматума и дальнейшей передачи власти Учредительному собранию блоггеров-пролетариев. Шестой флот готов выступить гарантом мирного процесса антикриминальной революции и демонтажа режима. Трудящиеся твиттера радостливо приветствуют прекрасную Россию будущего, готовую скинуть оковы тысячелетнего рабства как в Украине. Аналитики на фейсбуке уже подсчитали количество демократических концлагерей свободы, которое необходимо построить для осуществления процесса массовых люстраций. День, когда Собянин вручит креативному классу ключи от Кремля, уже не за горами. Конец Путина в устах Славы Рабиновича.

Двадцать семь лет назад рухнула Империя Зла. На радость всему цивилизованному человечеству, Стингу и Бжорк. Мир вздохнул свободно, избавленный от ужасов ядерной войны. Самый бесчеловечный режим в истории человечества пал под гнетом диссидентов из Демократического Союза Валерии Новодворской. У СССР были армады танков и атомных крейсеров, но не было джинсов, жвачки, трехсот сортов колбасы и свободных выборов из двух и более кандидатов. Что его в конечном счете и погубило. Оковы пали и народы спешно покидали тюрьму народов, тихо и застенчиво обустраиваясь в своих уютных таджикистанах и украинах. Железный занавес рухнул, и диссиденты стремительным домкратом отправились широким клином покорять просторы Израиля и Брайтон-бич в Оплоте Свободы. Михаил «Освободитель» Горбачев открыл нам двери темницы, получив за это нобелевскую премию и право сняться в рекламе пиццы «Хат».

Этот день мы приближали как могли. Я сам стоял в одном ряду с Валерией Новодворской, штурмовал Белый дом с Борисом Николаевичем, строил баррикады из троллейбусов на Арбате с Пауком и Кинчевым, сносил памятник палачу Дзержинскому на Лубянке с Костей Боровым. Проезд на такси с Ленинградского вокзала до аэропорта в Шереметьево в те дни вырос с пятнадцати до двухсот рублей, и мы с Моисеем Жидоплясовым, превозмогая колонны имперских бронетранспортёров, отважно возили людей на своих диссидентских жигулях, пользуясь случаем. А потом меня убили. Советский танк раздавил меня гусеницами, как демократию в Праге в 1968-м году. Но я выжил вопреки всему. Выжил и восстал как украинский киборг в Донецком аэропорту. Заслуженно получив медаль «Защитник свободной России» (в народе «засранка») из рук Бориса Ельцина. Слезы на очах.

А потом я решил уехать из этой страны. Ведь жить надо не по лжи. Мордор пал, наступало время прекрасной России будущего, ветра свободы уже начали бушевать освободительной гиперинфляцией, а разгул демократии набирал обороты с Люберец и Солнцево. Дело было сделано, меня манил свободный мир западной цивилизации, я передал свои дела Валерии Новодворской и спешно направил свои стопы на землю обетованную. Израиль встретил меня крайне недружелюбно, предложив должность младшего колхозника в кибуце, как будто я был какой-то дехканин. И даже медаль «Защитника свободной России», диплом галактического еврея и сертификат жертвы Голодомора не убедили этих скрытых агентов КГБ, что мой уровень – как минимум заместитель министра. И поэтому, продав партию балалаек, матрешек и ушанок, я улетел на Брайтон-Бич, где первым меня встретил магазин с тремястами сортов колбасы. С этого культурного шока и началось мое знакомство с Америкой. Вечера на Бруклине близ «Матрешки».

Как оказалось, я поторопился, оставив Россию во власти коварных чекистов. Которые тихо и подло затаились, ожидая момента для тоталитарной контрреволюции и реставрации Мордора. Ошибки, которые дорого встали всем нам – не были проведены массовые люстрации, не построены лагеря свободы для совков и большевиков, не проведено ядерное разоружение. А самое главное, ядро Империи Зла - РСФСР не была разделена на пятьдесят уютных самостийных бантустанов, подобно остальным республикам Союза. Россию сохранили целиком, и сейчас она под знаменами русского мира вновь притягивает распавшиеся части Союза, как жидкий терминатор собирает свои детали. А ведь могли бить баварское и вкушать французскую булку. Стало вдруг совестливо и гадливо на душе. Как из душа окатило. Дотянулся проклятый Путин.

С уважением, Лев Щаранский.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 18).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________