Сбушник Ромка (из цикла «Украинские хроники»)

__________________________________________


Klim Podkova


Костёр на Владимирской

Из интервью Олега Царёва:
«…одно из первых ярких впечатлений - на Владимирской в СБУ во внутреннем дворике - это было самое начало майдана - жгли документы. Жгли то, чего не уничтожали никогда - папки с личными делами агентов…»

В Киеве на Владимирской улице во внутреннем дворике СБУ жгли документы – личные дела агентов. Люди в форме и без выносили из здания папки и молча бросали их в костёр. В воздухе носился пепел, чёрные хлопья, кружась, падали на землю, на плечи и лица людей. Ветер вырывал из костра отдельные бумажные листки и подымал их в воздух, но люди старательно ловили каждый клочок бумаги и бросали обратно в пламя.

Ни одна спецслужба не работает без агентуры. Донесения многочисленных негласных сотрудников сотнями пазлов ложатся на рабочие столы их кураторов, чтобы в результате анализа сложиться в цельную картину. Агентура – основа работы спецслужб. Недаром разведчики и диверсанты всегда охотятся за списками агентов и заполучить их считается огромной удачей, за это дают внеочередные звания и вешают на грудь ордена.

Списки агентуры, личные дела агентов берегут как зеницу ока и спасают в первую очередь. А сейчас их жгли...

Вчерашние чекисты, НКВДшники, КГБшники – они-то знали, какая страшная судьба ожидает информаторов в случае победы «мирной оппозиции». Венгрия - 1956,Чехословакия - 1968, Германия - 1990, республики СНГ – 1991… В списках вымарываются десятки агентурных псевдонимов, напротив появляются отметки «вынужден бежать», «арестован». И даже «сведений не имеется» вовсе не означает, что беда обошла агента стороной – хорошо, если он успел скрыться, а если нет? Скупые на подробности донесения с «найден труп с признаками насильственной смерти, опознан» и со страшными фотографиями прятались в служебные сейфы, чтобы никогда не стать достоянием СМИ.

 Ещё не погибли первые милиционеры на Майдане Незалежности, президент Украины ещё вёл переговоры с протестующими, мировые политики призывали к мирному разрешению конфликта… а во дворе СБУ на Владимирской уже жгли документы... 

В городе N

Ромка стоял во внутреннем дворе СБУ и ничего не понимал. Посреди двора горел костёр. Офицеры и сотрудники выносили из здания огромные картонные коробки, забитые документами и бросали их в огонь. Заслонив на секунду-другую рукой лицо от взлетевших искр, они шли обратно в здание, чтобы через несколько минут выйти с очередной картонной коробкой.
Ромка схватил за руку одного из офицеров:
- Димка, что происходит?
- Архивы жгём. Личные дела агентов. Приказ Кожухаря.

Этого Ромка понять не мог. Сила каждой спецслужбы заключается в её агентуре. Без своих информаторов спецслужба слепа и глуха. Каждый день в «контору» поступают десятки и сотни сообщений, из которых офицеры как из пазлов складывают картину всего происходящего и принимают решения. С самого первого дня службы в головы молодых офицеров вбивают, что картотеку нужно беречь пуще глаза, в случае опасности спасти и сохранить любой ценой, даже ценой своей жизни. И вот сейчас её жгут.

В кармане зазвонил телефон.
- Да?
- Грицук, - Роман узнал голос Кожухаря, -  зайди ко мне.
- Есть.
Роман невольно поднял голову и увидел в окне третьего этажа грузную фигуру смотревшего прямо на него начальника Управления.
 
На третьем этаже Роман открыл дверь приёмной. Секретарши на месте не было. Он постучал в кабинет: «Товарищ полковник, разрешите?»
- Давай.
Роман сделал несколько шагов, вышел на середину кабинета: «Товарищ полковник! Лейтенант Грицук…»
- Не надо, - махнул рукой начальник и указал на стул напротив стола, - садись.
Ромка подошёл и сел.

- Роман…  - начал Кожухарь.
Грицук напрягся. Обращение к нему по имени вместо обычных по фамилии или по званию означало, что разговор носит особый, неформальный характер.
- Ты, наверно, хочешь узнать, что происходит?
Ромка молчал. Не его дело задавать вопросы.
- Ты знаешь, что происходит в Киеве?
- Майдан, - пожал плечами Ромка.
- Майдан… - задумчиво повторил Кожухарь.

- Товарищ полковник, разрешите? – решился Грицук.
- Да.
- Дадут приказ, и «Беркут» за 20 минут зачистит площадь!
Полковник встал, подошёл к окну. За окном летал пепел, сотрудники выносили последние коробки.
- Зачистят площадь… - медленно повторил полковник, - всё верно. Только приказа не будет. Слизняк не решится. Он будет вести бесконечные переговоры, заключать соглашения, взывать к мировому сообществу… Очень скоро эти недоумки с майдана почувствуют себя властью и придут сюда. Первым делом «революционеры» выгребают архивы спецслужб и со списками идут по адресам мстить. Так было в Венгрии в 56-м, так было в Чехословакии в 68-м. Тех, кому посчастливится уцелеть, впоследствии будут третировать, они лишатся работы, в них будут плевать. Многих буду судить. Так было в Германии в 90-м, так было в республиках СССР в 91-м. Не сегодня так завтра так будет и у нас.

Полковник повернулся к Грицуку:
- Кто у тебя в «Тризубе»*? Агент «Лютик»? Знаешь, что сделают с ним нацики, когда узнают что он работал на нас?
Ромка молчал – он знал.
- Поэтому я отдал приказ сжечь картотеку.
- А мы? – Роман облизнул сухие губы, - что будет с нами?
- Каждый сам выберет себе дорогу. Мы стоим на пороге гражданской войны. Крым, Одесса, Донбасс, Харьков – не думаю, что там всё пойдёт гладко. Там горлопанов с майдана ждут большие проблемы.

Кожухарь замолчал и в упор посмотрел на Романа. Чего полковник ждёт от него? И Ромка понял: решения! Cам Кожухарь, несмотря на последние веяния упорно продолжавший носить на груди значок почётного сотрудника госбезопасности СССР, его уже принял: уничтожения картотеки ему не простят, и вряд ли полковник будет сидеть дома и ждать, когда к нему придут «революционеры» вершить свой «справедливый революционный суд».
- Товарищ полковник, я с Вами.
- Спасибо, Роман, но ты мне нужен здесь.
- Здесь?
- Любая власть нуждается в спецслужбах. Наша служба сохранится, может под иным названием, но сохранится. Кадры, естественно почистят, на место уволенных придут верные новой власти свидомые патриоты. Только идеологическая преданность не заменяет профессионализма, поэтому некоторым сотрудникам предложат остаться. И кое-кто останется, за звёздочку на погон, за жирный паёк. И ты должен стать одним из них. Анкета у тебя подходящая: из Ровенской области, прадед из кулаков…
- Из крестьян, - поправил Кожухаря Грицук.
- А теперь будет из кулаков. И назвали тебя не в память его брата, погибшего под Веной в 45-м, а в честь Романа Шухевича, который для тебя кумир с младенческих лет. Работаешь недавно, в чём-либо серьёзном засветиться не успел.

- Товарищ полковник, что я должен делать?
- Пока ничего. Ходить на митинги, демонстративно всюду говорить по-украински, вышиванку носить в свободное от службы время, ругать москалей и прославлять независимую Украину. Тогда когда начнут чистить «контору», ты останешься и с учётом открывшихся вакансий пойдёшь в рост.
- С меня потребуют доказательств лояльности.
- Будешь доказывать верной службой. Отдашь «Турка» и «Люстру». Скажешь, что ты как молодой сотрудник больше никого не знаешь. Про «Лютика» молчи.
- Я должен стать в глазах друзей предателем?
- Да. И чем больше тебя будут ненавидеть друзья, тем больше тебе будут доверять враги.

Кожухарь положил перед Ромкой листок бумаги:
- Это канал для связи со мной. Запомни.
Ромка дважды прочитал.
- Запомнил.
Полковник смял листок, кинул в пепельницу, чиркнул зажигалкой.
- Тебе позвонит молодой человек и попросит к телефону Марину Лежнёву. Он пояснит, что познакомился с симпатичной девушкой, которая дала этот номер телефона как свой. Скажешь, что девчонка над ним подшутила. Звонок означает, что я жду от тебя вестей, а до этого времени каналом не пользуйся – он всё равно будет закрыт.
- И долго ждать?
- Этого я не знаю. Жди.

Полковник подошёл к Ромке, Ромка встал. Кожухарь протянул ему для прощания руку, давая тем самым понять, что разговор закончен.
- Товарищ полковник, а если вы ошибаетесь и никакого переворота не будет? Или нациков раздавят через 3-4 месяца?
- Ну, что ж, тогда это будет та ошибка в моей жизни, о которой я никогда не пожалею.
- А я в глазах ребят навсегда останусь негодяем?
- Разве это важно, когда речь идёт о спасении страны?
- Нет.
- Правильно. Ты же знаешь:  без права на славу…
- Во славу державы**, - закончил Ромка.

P.S. Из интервью подполковника СБУ Романа Лабусова, перешедшего на сторону ДНР

«… у меня остались друзья на той стороне, которые неравнодушны к происходящим событиям на Украине… офицеры, которые остались верны присяге и действительно защищают интересы народа Украины, они… поддерживают меня и готовы прийти на помощь»

*Всеукраинская организация «Тризуб» имени Степана Бандеры -  праворадикальная украинская националистическая организация, лидер Дмитрий Ярош, в России запрещена.
** «Без права на славу, во славу державы» - неофициальный лозунг разведчиков-нелегалов СССР


Klim Podkova,  специально для сайта RUSFACT.RU


Другие статьи Клима Подковы можно прочитать ЗДЕСЬ

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 11).
Источник: 

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________