Навмахия Таврическая и Пантикоптейская

__________________________________________


Последние два дня владельцы амфитеатров Вечного города терпят сокрушительные убытки. Публика отказывается ходить на пьесы Плавта и Аристофана, напрочь игнорирует представления мимов и комедиантов. Зато на Форуме у Капитолийского холма круглосуточно стоит такой хохот, что весталки пожаловались в Коллегию жрецов на то, что римляне мешают им отдыхать в ночные часы...

Что же случилось? Отчего добродетельные граждане сбежались на Форум и жадно выслушивают очередного гонца из провинции Таврика, при этом рыдая от смеха и жизнерадостно вопя «Еще, еще рассказывай!»?

Виной тому (какая неожиданность! какой сюрприз!) стали, разумеется умбры – которые, между прочим, ныне ужасно обижаются от того, что их перестали необоснованно полагать грозными и жестокими бойцами, вцепляющимися зубами в печень врага, а перевели в разряд жалких фигляров, чьи эскапады день ото дня становятся все безумнее и забавнее. Последняя же выходка умбрийских горе-воителей превзошла все границы разума, приличий и здравого смысла.

Случилось так, что второго дня близ побережья Таврики на горизонте нарисовались три плота под драными парусами – причем один плот с гребцами тащил на веревке два остальных, ибо гребцов на все грозные средства мореплавания (язык не поворачивается назвать ЭТО «кораблями) умбров не хватило. Вышедшие им навстречу римские триремы подошли поближе, навархи с некоторым недоумением оглядели обтрепанных дикарей пыхтящих на веслах и осведомились, а куда собственно движется могучая эскадра? Которой, заметим, в море в принципе не место – едва поднимется волнение, плоты попросту утонут.

Варвары спесиво надув щеки ответствовали, что из Понта Эвксинского направляются в Меотийское болото и потому идут через пролив именуемый Боспором Киммерийским – а вы, римляне, отцепитесь, потому как не ваше это собачье дело.

- Очень даже наше дело, - вежливо ответил наварх, который, заметим, принадлежал даже не собственно к римскому флоту, а к порубежной морской страже. – Благоволите соблюдать установленные правила, вы находитесь в водах принадлежащих Риму. Сперва надо зайти в порт Пантикаптей, получить там разрешение, принять на борт лоцмана и затем уже отправляться хоть в к Сцилле с Харибдой, хоть к Минотавру на рога.

Умбры по своему обыкновению начали плеваться, оголять зады с целью демонстрации оных римским экипажам, ритуально хрюкать и выкрикивать оскорбления, приводить которые здесь мы не будем по соображениям нравственности. Далее же начался сущий балаган.

Плоты варваров, и так-то потрепанные жизнью, грозя развалиться на глазах, устроили карусель вокруг римских трирем. Самый древний налетел на таранный форштевень триремы – и не сказать, что по чистой случайности: грубые дикари так надоели наварху, что было решено их проучить, чтобы впредь неповадно было. Вплоть до заката варваров всеми доступными способами пытались выставить вон из римских вод, на всякий случай перегородили баржей Боспор Киммерийский, грозили катапультами – всё тщетно! Наконец, ближе к вечеру было решено, что затянувшееся представление пора заканчивать хотя бы потому, что начинался шторм, от плотов уже вовсю отваливались гнилые бревна и римлянам вовсе не улыбалось вылавливать умбров из бушующего моря по одному, когда можно взять всех скопом, не доводя до греха.

По одному из плотов пальнули из луков и высадили абордажную команду, два оставшихся выбросили белые флаги – впрочем, не совсем белые, а если точно – совсем не белые, поскольку в качестве символа поражения умбры использовали нижние портки, несколько попорченные некоей зловонной субстанцией, традиционно исторгаемой варварами в момент смертельной опасности.

Плоты были отбуксированы в гавань Пантикаптей, перепуганных дикарей сдали с рук на руки преторианской гвардии, а во избежание распространения кишечных болезней портовые рабы, ворча и поругиваясь, принялись оттирать с плотов упомянутую выше субстанцию, коей вокруг было рассыпано весьма изобильно и щедро.

Однако, самое забавное в другом – кажется, это едва ли не первый в истории случай, когда боевые корабли одного флота (по крайней мере умбры это считали именно кораблями и именно флотом) сдаются вовсе не боевым кораблям другого флота, а приграничной страже – это само по себе нонсенс и смертный позор для тех, кто считает себя военными мореходами. Впрочем, для умбров подобные экзотические ситуации вполне нормальны и естественны, ибо чем смешнее, тем лучше.

Впрочем, это далеко не все подробности грандиозного морского сражения, подобного битвам при Саламине или Липарских островах – в самой Умбрии это событие возымело до крайности далеко идущие последствия, о которых я расскажу в следующий раз: достойные квириты требуют чтобы я уступил место новому гонцу, который расскажет продолжение этой занимательной, нелепой и вызывающей искреннее веселье истории...

Основная новость: https://ria.ru/world/20181126/1533564286.html

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.9 (всего голосов: 14).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________