Константин Агладзе: «Бессмертным стать реально! Но жить вечно захочется не всем»

__________________________________________

В этом уверен профессор Константин Агладзе, руководитель лаборатории «Наноконструирование мембранно-белковых комплексов для контроля физиологии клетки» МФТИ.

Сам себе донор

«АиФ»: - Константин Игоревич, какие научные открытия позволяют делать такие заявления?

К.А.: - Прорыв совершил японский профессор, мой коллега Шинья Яманака, который в прошлом году получил Нобелевскую премию по биологии за перепрограммирование клеток. Он научился делать так называемые индуцированно-плюрипотентные клетки, которые могут «превращаться», если выражаться ненаучным языком, в любой тип клеток. То есть можно взять клетку кожи, перепрограммировать её и вырастить из неё сердце, нервную ткань - всё что угодно.

Досье
Константин Агладзе. Родился в 1955 году. Выпускник МФТИ, профессор. С 2000 года работает в ведущих научно-исследовательских центрах США и Японии. В 2008 году возглавил лабораторию в Киотском университете в Японии. В 2010 году получил «мегагрант» Правительства РФ - 150 млн руб. на 2 года, став победителем по направлению биотехнологии.

Клетка, которая переводится в плюрипотентное состояние, не обладает никакой информацией, вся её предыдущая история стирается. Поэтому, когда вы получаете из них, например, клетки кожи, то эта новая кожа будет, как у младенца. По-моему, это мечта всех женщин. Можно омолаживаться бесконечно. Счётчик обнуляется - и организм начинает новый путь.

Это прорыв, революция, может быть, даже более значимая, чем изобретение антибиотиков. Вдумайтесь: человек теперь будет способен, используя собст­венные клетки, «обновлять» органы, омолаживать их.

«АиФ»: - Такой же эффект дают и стволовые клетки?

К.А.: - Не совсем. Стволовыми клетками люди занимаются несколько десятилетий, работа с индуцированно-плюрипотентными начата 6-7 лет назад.

 

Стволовые клетки тоже могут браться из организма человека. Однако чем человек старше, тем их меньше. Кроме того, они могут быть повреждены, если есть какие-то заболевания. Тогда используют эмбриональные стволовые клетки (это абортивный материал, выкидыши или неиспользуемый материал после программы экстракорпорального оплодотворения. Ведь подсаживают только 2-3 эмбриона, остальные не имплантируют в матку). Но тогда встаёт морально-этическая проблема. Именно поэтому во многих странах работа с таким материалом запрещена.

В последние примерно 10 лет проводились попытки омоложения с помощью инъекций стволовых клеток. Но это опасно для жизни пациента! Когда мы вводим человеку стволовые клетки, мы не знаем, во что они превратятся и куда направятся внутри организма. То есть теоретически в печени могут вырасти зубы. Что гораздо хуже - может начать расти эпителиальная ткань и возникнет злокачественная опухоль.

«АиФ»: - Ходят слухи, что это и произошло с некоторыми нашими звёздами после попыток омолодиться стволовыми клетками…

К.А.: - Официально эту информацию никто не подтвердит. Но факт в том, что инъекция стволовых клеток приводит к тому, что человек сразу приобретает мощный тонус за счёт неспецифического иммунного ответа. Однако потом организм истощается. Возникает ураганный рак, с метастазами в разных местах, - и человек быстро сгорает.

В США в начале 2000-х гг. делали инъекции стволовых клеток прямо в инфарктную зону серд­ца. Сначала, согласно публикациям, всё было замечательно, но потом в лучшем случае оказывалось, что разницы с первоначальным состоянием не наблюдается, а в худшем - возникали опухоли, увеличивалась смертность больных.

С клетками, о которых мы с вами говорили ранее, все вопросы с повреждением, «побочными эффектами» и морально-этическими аспектами снимаются.

«АиФ»: - То есть человек сам себе становится донором?

К.А.: - Именно так. К тому же отпадает проблема иммуносовместимости. После пересадки органов или тканей от донора человек до конца жизни живёт на препаратах, которые подавляют иммунитет, иначе происходит отторжение «чужой» ткани. Но раз подавляется иммунитет, человек становится беззащитным перед любой инфекцией, и, как правило, продолжительность жизни резко сокращается.

Благодаря открытию Шинья Яманаки человека, по сути дела, можно починить. И эти технологии уже используются. В Японии вырастили почечную ткань, затем нервную. Вырастили сетчатку, пересадили слепому человеку, он стал отличать свет, темноту и тени.

Когда я работал в Киото (Япония), наша научная группа сделала сердечную ткань. Сначала из индуцированно-плюрипотентных человеческих клеток вырастили кардиомиоциты, мышечные клетки сердца, потом их поместили на каркас из полимерных нановолокон, чтобы клетки образовали целостную ткань. При этом выращенная сердечная ткань может проводить электриче­ские импульсы и сокращаться в ответ. То есть обладает теми же характеристиками, что и человеческая сердечная ткань. Пока мы не сделали сердце полностью. Чтобы создать его, нужны сократительная, соединительная ткани, сосуды. Всё это нужно объединить в сложную структуру, целостный орган.

«АиФ»: - Cердце или другой орган с помощью новой технологии можно будет вырастить в пробирке?

К.А.: - Грубо говоря, да. Но я хочу обратить особое внимание на то, что журналисты часто опережают события. Когда пишут, что создано искусственное серд­це, это даёт ложную надежду серьёзно больным людям. Они готовы, чтобы на них ставили опыты, пишут письма, просят поставить на очередь...

Когда объясняешь, что до использования таких органов на практике ещё далеко, многие начинают думать, что им не дают шанса, потому что они не могут заплатить деньги. Мы идём по этому пути, но закончат его, может быть, уже наши потомки. Какой-то прототип сердца, который сможет прокачивать кровь, думаю, будет соз­дан в ближайшие 5 лет. Самый примитивный прототип можно сделать в ближайшие два года, но это будет больше похоже на сердце насекомого.

Инфографика Ольги Рассадиной. Нажмите для увеличения

До бесконечности?

«АиФ»: - Если мы сможем без конца обновлять органы, то, получается, сможем жить вечно?

К.А.: - Да. Но смерть придумана не зря. Она существует, чтобы биологический вид мог обновляться. Даже в организме клетки обновляются, старые отшелушиваются, умирают. Смерть занимается очищением в масштабах всего биологического вида. Старые особи уходят, новые развиваются. На этом строится эволюция. Надо убирать старое, чтобы дать путь чему-то новому.

У природы есть особенность: если какой-то регуляторный механизм отключается, то включается другой, дублирующий. Если сейчас мы сможем продлевать жизнь за счёт омоложения, возможно, включится другая система самоуничтожения. Так что, если мы все омолодимся, что-то может случиться другое. Жизнь - она такая, с юмором, что-нибудь подкинет. Мы, например, в какой-то момент перестанем хотеть жить. Один из первых лауреатов Нобелевской премии Илья Мечников в своей книге «Этюды оптимизма» проинтервьюировал многих долгожителей. И выяснил, что в определённом возрасте человек перестаёт бояться смерти, наоборот, начинает её желать. Не как избавление от страданий, а потому что пора. Включается такой природный механизм. Может быть, вечно молодые тоже не захотят жить бесконечно.

 

Мне запомнилось, как учёный Владимир Скулачёв (интервью с ним опубликовано в прошлом номере «АиФ». - Ред.) рассказал про крокодилов. Крокодил всю жизнь растёт и не стареет. Но постепенно слепнет, когда ему уже за сто лет. Что получается? Огромный крокодил постоянно хочет есть, но не видит и не может найти еду, поэтому умирает от голода. А потом, совершенно непонятно: если человек будет жить вечно, что будет с его психикой? Инстинкта самосохранения не будет. Никто не отменял и несчастные случаи. Когда долго живёшь, риски увеличиваются.

Ещё один аспект - продолжение рода. Природа создала двуполое размножение, чтобы уменьшить вероятность передачи случайных генетических ошибок новому поколению. Неслучайно же мы не размножаемся почкованием. Нужны мужчина и женщина, чтобы возможные повреждения в ДНК нейтрализовались за счёт того, что складываются два генотипа. А сейчас получается, что женщина из своей собственной кожи может создать сперму и оплодотворить свою подругу. Один мужчина может сделать яйцеклетку, другой - сперматозоид, и у них будут настоящие свои дети, их выносит суррогатная мать или они вырастут в силиконовом инкубаторе… Клеточные технологии убирают последние препоны против однополых браков и приводят к такому порогу, за который даже заглянуть страшно.

Добрый клон

«АиФ»: - Не могу не спросить о клонировании человека. Есть мнение, что его нужно запретить…

 

К.А.: - …Потому что вдруг кто-то клонирует Гитлера или других злодеев? Чепуха. Клонируется биологическая матрица, которая лишь носила сознание Гитлера. Построить нервные сети так, чтобы они приобрели то же сознание, невозможно. Если сейчас кто-то клонирует Гитлера, вполне возможно, что появится и вырастет добрейшей души человек. 

Клонынужны, чтобы испытывать на них лекарст­ва. Например, мы в нашей лаборатории в ­МФТИ показали, что сердечная ткань, которую мы сделали, правильным образом реагирует на человеческие лекарства. Животные модели не всегда годятся, чтобы проверять на них препараты. Очень важно, что теперь испытания новых лекарств можно проводить непосредственно для человека.

Клоны можно использовать как резервуар человеческих органов, чтобы при необходимости их пересадить. Можно себе представить, что вырастет ваше запасное тело. Однако если не дать мозгу развиваться, то не разовьётся и человек, как личность. Если с ребёнком не разговаривать, не заниматься, то он останется недочеловеком.

Дети-маугли, которые росли с животными, потом уже никогда не становились людьми даже в социуме: время было упущено. Можно дать клону специфиче­ские знания: скажем, научить его чистить зубы или пить. Но тогда получится, что люди будут иметь в своём распоряжении, по сути, другую расу, которая им полностью подчиняется. Начнутся страшные вещи. Можно создать солдат, которые не будут ничего бояться и убивать без сожаления. Да всё что угодно! Поскольку сейчас человек учится манипулировать такими вещами, как человеческое тело и сознание, безусловно, эти работы следует поставить под жёсткий контроль общества.

«АиФ»: - Если говорить о контроле над жизнью: допустим ли добровольный уход из неё, эвтаназия, чтобы избавиться от мучений?

К.А.: - Я думаю, это опасная вещь. Недавно меня потрясла одна история. Во Флориде женщина много лет была в коме, все думали, что её мозг умер, а она вдруг очнулась! А если бы родст­венники не упорствовали? Ведь врачи не могут на 100% сказать, что мозг умер. Говорят лишь о высокой степени вероятности.

А что касается избавления от мучений, то многое зависит от общей культуры человека, религиозных воззрений. И потом, что значит - избавиться от мучений? Если человек умирает, никакого избавления нет, он так и уходит в мучениях.

Рейтинг: 
Пока нет голосов.

Категории:

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________