Западные историки разоблачают идеологию голодомора

__________________________________

 



Первой жертвой пропаганды голодомора 1933 года как геноцида украинского народа советской властью стала настоящая правда о голоде 1930-х годов.

Украинских историков меньше всего интересует факты. Им сверху спущен политический заказ склепать наскоро антироссийскую идеологему о голодоморе, которая позволяла каждой украинской власти решать сразу две тактических задачи: заручаться поддержкой буйного националистического электората и держать остальных граждан в состоянии русофобии средней тяжести, чтобы оправдывать существование украинской самостийности.

Навязываемый жителям Украины миф о голодоморе состоит из двух частей. Первая – это утверждение, будто голод был рукотворным бедствием в исполнении Сталина для уничтожения свободолюбивого украинского народа. Вторая – это утверждение, будто в западной исторической науке царит консенсус относительно виновности Сталина в этой трагедии.

Но на Западе царит политический, а не научный консенсус относительно общей истории народов России и Украины. Он выражается в мощной русофобской пропаганде и обвинениях Москвы во всех бедах Украины. В бытность автора сих строк в середине 1990-х студентом одного из украинских вузов источником знаний о голоде 1930-х для учащихся служила изданная в Канаде «История Украины».

На обложке указывалось: для бесплатного распространения в учебных заведениях Украины. В ней описывалось, как Иосиф Сталин бессердечно сказал о голодающих украинцах: «Пусть помучаются». Никаких ссылок на первоисточник, понятно дело, не было. Да и не могло быть.

Что же касается научного консенсуса о голодоморе, в западной исторической науке его как раз нет. Далеко не все историки принимают на веру россказни о целенаправленном характере трагедии 30-х годов прошлого столетия. Буквально накануне нынешней «годовщины голодомора» в канадской провинции Альберта потребовали уволить ассистента преподавателя Дугала Макдональда за то, что он назвал ложью и мифом версию Украины о голодоморе.

Научное инакомыслие по этому вопросу подавляется силой. Конгресс украинцев Канады (состоит из потомков беглых гитлеровских коллаборационистов, которые не спешат переезжать на рiдну Украiну, предпочитая любить родину издалека) выразил это так: «Даже в 2019 году мы не можем позволить себе уступчивости в обучении и информировании относительно голодомора».

Самый большой урон пропагандистской версии о целенаправленном голоде на Украине нанесли исследования доцента Университета Западной Вирджинии Марка Тоджера (Mark Tauger), специалиста по экономике и сельскому хозяйству СССР сталинской эпохи. Ему тоже ставят палки в колёса, исподтишка мешают распространению его работ в США, но предотвратить публикацию некоторых из них так и не смогли.

В обширной статье «Природное бедствие и человеческие действия во время голода в СССР 1931-1933 гг.» (Natural Disaster and Human Actions in the Soviet Famine of 1931-1932, The Carl Beck Papers, number 1506) Тоджер, ссылаясь на архивные документы, признаёт: урожайность в 1932 году в СССР оказалась на 20-30% ниже предыдущего года. Экспорт советского зерна за рубеж был снижен до 1%, остальные 99% шли на прокорм населения.

Тоджер критикует исследовательский подход американских историков Джеймса Мэйса и Роберта Конквиста, писавших о голодоморе. Мейс вообще считается отцом идеологии украинского голодомора. В 1990-х он приехал преподавать в Киев и ввёл в отношении украинцев словосочетание «постгеноцидное общество». Мол, современные украинцы до сих пор несут на себе психологический отпечаток геноцида их предков советской властью.

До Мэйса украинцы понятия не имели, что они – постгеноцидное общество, и не чувствовали на себе никакого отпечатка геноцида. Мэйс выполнял политический заказ и пытался внедрить в национальную психологию украинцев русофобию под видом антисоветизма. Миф о голодоморе идеально для этой задачи подходил. Во времена президентства Рональда Рейгана была создана специальная Комиссия США по теме голода на Украине «для обеспечения американского общества лучшим пониманием советской системы посредством разоблачения роли Советов в украинском голоде». Возглавлял эту комиссию как раз Джеймс Мэйс, а когда американские историки скептически приняли выводы коллеги о геноциде украинского народа, назвав их «малонаучными», он отправился на Украину. Таким образом, идея «голодомора», разработанная в США в 80-х годах двадцатого века, получила развитие, особенно во времена президента Ющенко, а теперь это одно из направлений деятельности Украинского института национальной памяти.

Но Тоджер пишет, что ни Конквист, ни его ассистент Мэйс не брали во внимание ни реальные показатели урожайности, ни погодные условия в 1930-1933 годах в Советском Союзе. Они утверждали, что зерна хватало, но его отбирали у украинцев. В реальности же в СССР свирепствовала засуха, в некоторых регионах количество осадков было на 10-55% ниже нормы.

В те годы засуха поразила 23 из 51 штата США и Китай, спровоцировав множество смертей (особенно в Китае). Причём американский президент Герберт Гувер отказался выделить из федерального бюджета помощь голодающим согражданам.

Вслед за засухой 1931 года пришёл дождливый 1932-й. Осадков выпало в два-три раза выше нормы, в Киеве затопило подвальные этажи зданий. Дожди залили также Узбекистан, а в центральной России в сентябре прошёл ураган. Внушительная часть урожая была уничтожена. Влажность спровоцировала рост болезнетворных бактерий, и они уничтожили почти 90 млн центнеров зерна, так же как в 1935 году погибло 50% зерновых в штатах Миннесота и Северная Дакота. В 1932 году растительные болезни погубили около 50% урожая в Германии, Румынии и на Балканах.

Голод перешагнул границы Украины, охватил Казахстан, Сибирь, Кавказ. Но особенно сильно пострадало российское Поволжье. Тоджер цитирует слова Сталина на пленуме ЦК в январе 1933 года о том, что потери урожая в Поволжье в два раза тяжелее, чем на Украине. Даже в 1980-е в СССР ещё гуляло выражение «голодающий Поволжья».

О масштабах голода в России свидетельствовали атташе Германии по сельскому хозяйству в Советском Союзе Отто Шиллер (Otto Schiller) и канадский аграрий Эндрю Кэернс (Andrew Cairns), который ездил по нашей стране в 1932 году. Однако Конквист с Мэйсом этих свидетельств «не заметили».

Тоджер пишет, что в том же 1932 году советское правительство в целях обеспечения населения продуктами питания разработало систему распределения продовольственных товаров, охватив ею 40 млн человек. В том же году Украине были отправлены тысячи тракторов, ещё тысячи были закуплены за рубежом. Но 5 тысяч машин американской фирмы Oliver пришли с поломками, а фирмы Allis-Chalmers – с недостающими деталями.

Вопрос на засыпку: зачем Москва в 1932 году посылала украинским крестьянам трактора, если через год она собиралась, как утверждают в Киеве, устраивать им голодный геноцид?

Вышеперечисленные факторы, помноженные на рискованную экономическую политику властей, и привели к тому, что позже на Украине назовут голодомором. Голод в 1930-х был. Не было только никакого геноцида и специальных планов по истреблению украинцев. Страна сообща боролась с голодом всеми силами, как могла.

…В конце октября 2019 года петиционный комитет бундестага ФРГ рассматривал обращение о признании голодомора «геноцидом украинского народа». Против резко выступило германское министерство иностранных дел, аргументировав свою позицию, в числе прочего, и тем, что что помимо Украины, голод был и в России, и на Кавказе. В 2016 году подобная петиция уже появлялась на сайте Бундестага, она также получила негативную оценку МИД ФРГ и была снята с рассмотрения. Теперь украинские националисты пытаются продавить её снова – по той причине, что им жизненно важна демонстрация поддержки Западом идеологии голодомора.

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 14).

реклама 18+

 

 

 

___________________