МГУ (МНОЦ): спасти легкие при коронавирусе помогают очень дешевые и давно известные лекарства

__________________________________

 



В Университетской клинике оказались самые лучшие в Москве результаты лечения COVID. За весь период умерло 4 пациента, а среди тяжелых больных, попавших на ИВЛ, летальность составила менее 14% (для сравнения — в среднем по городу и по миру — до 70 — 80%).

Ковидный госпиталь на базе Медицинского научно-образовательного центра (МНОЦ) МГУ имени М.В.Ломоносова принял первых больных 21 апреля и завершил свою работу 13 июня. Оказалось, что здесь удалось добиться лучших результатов лечения COVID-19 в Москве. За весь период умерло 4 пациента, а среди тяжелых больных, попавших на ИВЛ, летальность составила менее 14% (для сравнения — в среднем по городу и по миру — до 70 — 80%). Заразилось коронавирусом 18 медиков из 220 сотрудников госпиталя, смертельных случаев среди медперсонала не было.

Какие подходы применяли в Университетской клинике МГУ, чтобы добиться таких результатов? Продолжаем разговор с зав. кафедрой терапии факультета фундаментальной медицины МГУ, заведующим отделом возраст-ассоциированных заболеваний Медицинского научно-образовательного центра, доктором медицинских наук, врачом-кардиологом Яной Орловой.

ЛЕКАРСТВО ОТ КАШЛЯ ЗА 80 РУБЛЕЙ

- Что же вы делали для спасения легких?

- Мы применяли комбинацию бромгексина и спиронолактона (оба — давно известные очень дешевые лекарства. - Ред.). Бромгексин это отхаркивающее средство, которое многие годы назначается пациентам с пневмониями и с кашлем. В то же время экспериментальные данные показали, что этот препарат может блокировать определенный фермент и затруднять проникновение коронавируса в клетки. Правда, именно на этот эффект мы в меньшей степени рассчитывали у стационарных больных, поскольку такое действие актуально главным образом на раннем этапе болезни. А вот отхаркивающий эффект бромгексина действительно помогает пациентам с COVID. 

ПРЕГРАДА ДЛЯ ФИБРОЗА

- Второй препарат — спиронолактон — традиционно широко используется в кардиологии для лечения сердечной недостаточности, тяжелой гипертонии. Обладает небольшим мочегонным, магний- и калийсохраняющим действием, - продолжает Яна Орлова. - У него есть несколько механизмов, благодаря которым он может быть полезен при коронавирусной инфекции.

Во-первых, механизм, который препятствует развитию фиброза в целом в организме. Есть работы, которые, в частности, показывают, что спиронолактон уменьшает фиброз в сердце. В то же время известно, что склонность к фиброзу не локальная, а системная — там, где больше воспаление, обязательно будет фиброз. И мы видим, конечно, фиброзные изменения при «ковиде» у наших пациентов. Поэтому мы назначали спиронолактон в качестве препарата для профилактики этого процесса.

Во-вторых, этот препарат блокирует рецепторы половых гормонов, в частности, тестостерона. Некоторые опубликованные исследования говорят о том, что «высокотестостероновые» мужчины болеют «ковидом» чаще и у них развиваются более тяжелые фиброзные изменения. Поэтому блокада этих рецепторов на несколько недель, во время лечения COVID, может оказаться полезной для снижения тяжести осложнений. О более длительном приеме речи не идет, поскольку пациенты-мужчины вряд ли согласятся со снижением уровня тестостерона в долгосрочной перспективе.

И, может быть, самый важный момент. Почти у всех наших пациентов мы наблюдали гипокалиемию (снижения уровня калия. - Ред.). При коронавирусной инфекции калий усиленно выводится из организма, и в научных статьях даже есть предположения, что гипокалиемия служит пусковым механизмом цитокинового шторма. Так что спиронолактон имеет реальный шанс снизить риск этого опасного осложнения. Но основное, на мой взгляд, это то, что снижение уровня калия в организме крайне вредно для сердца и запускает жизненно опасные нарушения ритма, увеличивая риск внезапной смерти. Мы, как и все другие, восполняли калий капельницами, но задерживать его в организме с помощью спиронолактона оказалось эффективнее.

- Вы заметили признаки, по которым можно предположить, что болезнь у привезенного человека, скорее всего, пойдет по тяжелому пути?

- В мире проводились такие исследования, наша клиническая практика их подтвердила. Мужчины точно болеют тяжелее, чем женщины; пожилые — тяжелее, чем молодые; полные люди тяжелее, чем пациенты без лишнего веса. Мужчины с классическим мужским типом облысения, большим количеством растительности на лице, можно сказать, брутальные мужчины, болеют тяжелее.

- Каких именно профессоров вы привлекали к лечению коронавируса?

- В «ковидном» госпитале у нас работали профессора кардиологи, специалисты по лучевой диагностике (КТ и другие методы), терапевты. Также были ревматологи, поскольку они изначально работают с аутоиммунными заболеваниями, а одно из самых опасных осложнений COVID — как раз такая гиперреакция иммунитета, цитокиновый шторм. Замом по клинической работе в нашем госпитале является опытный реаниматолог.

- Как часто у вас заболевали врачи и медсестры?

- В первый месяц вообще никто не заболел. У нас очень мощная эпидемиологическая служба. Руководитель санитарно-эпидемиологического отдела, старший научный сотрудник, грамотно организовала весь процесс, а первые две недели сама лично работала в санпропускнике на выходе из «красной зоны» и помогала изнуренным после смены врачам и медсестрам безопасно снимать защитную одежду.

Потом накопилась и усталость людей, и вирусная нагрузка. К середине второго месяца у нас стали появляться заболевшие. Тяжело больных не было. Часть сотрудников мы лечили у себя в обсервации, часть лечилась дома. Всего из медперсонала заразилось 18 человек (меньше 10%).

ПРЕДУПРЕДИТЬ ЦИТОКИНОВЫЙ ШТОРМ

- Поскольку в нашей команде были ревматологи, мы знали, что колхицин широко используется для лечения аутоиммунных заболеваний, - рассказывает Яна Орлова. - А при коронавирусной инфекции как раз часто встречается синдром гипервоспаления, чрезмерной иммунной реакции, которую называют цитокиновым штормом. Кардиологи тоже издавна используют колхицин для лечения перикардитов (воспаление наружной оболочки сердца. - Ред.). А в прошлом году было закончено важное исследование с применением колхицина при инфаркте миокарда.

Исходя из всего этого, мы начали применять этот препарат. Рассчитывали и на некоторую его противовирусную активность, и, главным образом, на его противовоспалительное действие. Особенность в том, что мы стали использовать колхицин не для подавления уже начавшегося цитокинового шторма, а в качестве упреждающей противовоспалительной терапии. Назначали его пациентам, если при поступлении в клинику видели у них даже не очень значительное повышение С-реактивного белка, менее 60 мг/л (СРБ это показатель уровня воспаления. - Ред.). Результаты оказались очень хорошими.

Мы зарегистрировали протокол испытания колхицина при COVID в международной базе клинических исследований, и этим подходом очень заинтересовались американские коллеги. По данным предварительного анализа наших данных похоже, что при раннем назначении при COVID колхицин по противовоспалительному эффекту не уступает по эффекту дорогостоящим иммунобиологическим препаратам (в частности, различным «мабам», препаратам класса моноклональных антител. - Ред.). Сравнение с ними представляет собой полноценное клиническое исследование, которое мы планируем опубликовать в скором будущем.

 

 

Россия начала экспорт лекарства для лечения коронавируса


Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и группа компаний "ХимРар" начали экспортировать препарат для лечения COVID-19 "Авифавир" в Белоруссию. В ближайшее время ожидаются поставки этого лекарства в Казахстан. Кроме того, идут переговоры с рядом государств Латинской Америки, также интерес проявили страны СНГ и Ближнего Востока.

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 24).

реклама 18+

 

 

 

___________________