Превращение кумира в труса и лжеца

__________________________________

 


Фото:


«Раскол – это работа мысли, и его бояться нечего!» – так утверждала революционерка Маня Карташева в книге Николая Гарина-Михайловского «Инженеры».

Речь там шла о расколе в партии российских социал-демократов, и мне запомнился этот постулат – раскол есть работа мысли. Именно работой мысли предстало мне и множеству россиян высказывание певца и композитора Юрия Лозы в адрес актера Михаила Ефремова, обвиняемого в непредумышленном убийстве в результате автомобильной аварии. Юрий Лоза упрекнул коллегу по актёрскому цеху не за само преступление, которое абсолютно достоверно для всех честных людей, а за то, что очнувшийся от алкоголя и наркотиков Ефремов отказался признать свою вину, заявив в суде:

«Как я могу признать вину, когда ничего не помню?»

Хотя все видевшие видеосюжеты по этому поводу помнят и мгновенное признание в аварии, и покаянный вид виновника не только жуткого ДТП почти в центре Москвы, но и смерти водителя Сергея Захарова.

Выступление Юрия Лозы на радиостанции «Говорит Москва» показалось мне знаменательным не только потому, что он, хотя и косвенно, осудил поступок Ефремова в противовес целому хору его заступников. Он, редчайшее дело в творческом стане, призвал к честности и мужеству, гражданской и творческой совести актёра. Интересен и подбор аргументации Лозы. Он, понимая прекрасно, что давление адвокатов, их советы беспрестанны, казуистичны, лживы и превращают Ефремова в безвольное и ничтожное существо, просто, по-мужски напомнил ему, что переменчивая, трусливая политика защиты, основанная на вранье, уничтожит, развалит доброе отношение россиян к популярному актёру.

К той же нормальной, не актёрской, мысли можно отнести экскурс Лозы в русский фольклор, где он вспоминает некоторое пристрастие россиян к людям с плохой репутацией. Вот нравится Стенька Разин нам, хотя жестокий атаман собственноручно утопил в известной песне невинную персидскую княжну без всякой жалости. Я присовокуплю к этому всенародное почитание Емельяна Пугачёва, вешающего без разбора дворян любого возраста и пола на протяжении того русского бунта, который Александр Пушкин назвал бессмысленным и беспощадным в повести «Капитанская дочка».

И Стенька и Емелька усиленно культивировались коммунистической пропагандой как революционеры, народные мстители, хотя действовали они, жестоко и кроваво, с позиций самопровозглашенных русских царей и, конечно, куда там Ефремову, своё особое положение в русской истории оставили. Но трижды прав Юрий Лоза, что даже такое, плебейски-рабское почитание преступника может растаять, если почитатели убедятся, что их кумир труслив и лжив. Именно таким предстал перед россиянами перепуганный Михаил Ефремов.

Я прекрасно помню выступление Юрия Лозы в Магаданском музыкально-драматическом театре на юбилее Магаданской области более 15 лет тому назад. Впечатление прекрасное – на сцене стоял мощный, уверенный в себе мужчина, свободно, смело и очень убедительно вступавший в беседу с разнообразной и очень непростой колымской публикой. Он олицетворял народное понятие о российском барде – бескомпромиссном, самобытном и независимом.

То, что именно он обратился к Михаилу Ефремову с призывом быть просто настоящим мужчиной, меня обрадовало, хотя и не очень удивило. Именно от него, сильного мужика, автора романтично-волшебного «Плота», многие ожидали что-то подобное в этом драматическом действии, где пока звучал лишь истеричный хор с солистами Любовью Успенской, Алексеем Паниным, Лией Ахеджаковой и другими защитниками потерявшего честную память и простое мужское мужество человека.

В этом бессовестном защитном отряде, по которому смело ударил Юрий Лоза, тоже вполне ожидаемо оказалась Ксения Собчак, умеющая напиваться до полной потери сознания перед теле- и кинокамерами и ничуть не оправдывающаяся потом, уже отрезвев. Она послала Ефремову «лучи поддержки», да и нашла виновных в семье Михаила, особенно досталось отцу – великому Олегу Ефремову, чьё тело чтимо покоится на старом участке Новодевичьего кладбища. Мол, невнимание отца, ложные друзья-выпивохи, недопонимание сложной душевной структуры творческой личности – вот главные виновники преступления, а не сама личность. Похоже на пьяный бред? Утверждаю – весьма!

Совсем недавно, в только что созданном советском государстве, процветала некая пролетарская линия защиты преступников. Как аргументы в защиту выдвигались факты рабоче-крестьянского происхождения, трудная судьба, а усилению обвинения способствовали дворянские корни, образование и интеллигентность. Мало того, состояние опьянения долгое время считалось смягчающим фактором при вынесении приговора.

Времена изменились, российское правовое поле стало и более тернистым, и более европейским, с его соблюдением законности и прав человека, но поле есть поле, и на него заходят и честные люди и подонки. Отрадно, что россиян, защищающих закон и призывающих к справедливости, становится всё больше. Известную журналистку Маргариту Симоньян, назвавшую отказ Ефремова от признания вины «отвратнейшим фарсом», поддержали сотни подписчиков и пользователей соцсетей.

Выступление Юрия Лозы вбило глубокий нравственный кол в сознание многих россиян, доселе безоговорочно верящих в безгрешность творческих небожителей. Появилась линия разлома и в актёрском сообществе, где против оголтелых защитников преступника все более ощутимо накапливают силы честные представители искусства, прессы и правопорядка. И, что весьма немаловажно, Юрий Лоза нашел те аргументы в осуждение поведения «потерявшего лицо» Михаила Ефремова, что могут ему вернуть уважение тысяч почитателей. Если, конечно, осталась у Ефремова совесть, сила воли и хоть капля мужского достоинства.

Дмитрий Ледовской

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 24).

реклама 18+

 

 

 

___________________