Русофобия стоит от 750 миллионов долларов. Иван Данилов

__________________________________________



Иван Данилов


Благодаря последовательным усилиям грузинских политиков (и поддерживающих их грузинских избирателей) можно наконец-то дать ответ на вопрос: сколько стоит русофобия? Если данные, предоставленные главой Федерации гостиниц и ресторанов Грузии Шалвой Алавердашвили, соответствуют действительности, то примерная цена составляет (для начала и без учета дополнительных российских санкций) около 750 миллионов долларов США. Если исходить из населения Грузии в 3,7 миллиона (по данным Всемирного банка), то получается, что антироссийский демарш и демонстрации с лозунгами о российской оккупации, да и вообще весь яркий карнавал веселой русофобии в пересчете на каждого жителя Грузии обойдется в 202 доллара, то есть примерно в половину одной средней белой зарплаты, если верить правительственному порталу Investingeorgia.org. Понятно, что потери от снижения российского туристического потока не будут равномерно "размазаны" по населению, но все равно цифра уже производит впечатление. Тем более что при продолжении антироссийской политики эти потери (в виде недополученных доходов) будут повторяться из года в год.

В пересчете на ВВП Грузии потери от сокращения числа российских туристов смотрятся еще более интересно. По данным Всемирного банка, ВВП Грузии составляет всего 15,5 миллиарда долларов, то есть потеря 750 миллионов долларов, или примерно 4,83% валового внутреннего продукта, это очень серьезный удар по национальной экономике. Цифры особенно впечатляют, если учесть, что оценка потерь грузинской стороны взята не из российского официального, а из грузинского источника — в конце концов, кому как не основателю Федерации гостиниц и ресторанов Грузии знать, сколько денег потеряет туристический сектор страны?

Впрочем, останавливаться на туризме однозначно не надо. С наглыми политиками иностранных государств не нужно вступать в длительные полемики, и тем более не стоит посыпать голову пеплом по поводу того, что условный Киев или Тбилиси не видит своего будущего рядом с Россией, не хочет уважать российские интересы и проявлять даже минимальное уважение по отношению к россиянам, которых в некоторых странах-лимитрофах принято называть то "москалями", то "оккупантами", то другими пейоративными терминами.

До всех соседей и партнеров нужно донести (желательно с помощью максимально болезненных мер экономического воздействия) простую мысль: хорошие отношения с Россией, которые, помимо всего прочего, позволяют зарабатывать на доступе к российским рынкам и деньгам россиян, — это привилегия, и эту привилегию нужно заслужить, а потом бережно хранить, холить и лелеять. Те, кто этого не понимает, должны остаться без доступа к российским деньгам и рынкам — это не вопрос наказания, это вопрос элементарного самоуважения России как страны. Платить деньги стране, чье руководство искренне ненавидит Россию и "российских оккупантов", — это, мягко говоря, странная и крайне непродуктивная стратегия.

Конечной целью этого экономического воспитательного процесса можно считать ситуацию, при которой любое антироссийское заявление президента или премьера будет вызывать у жителей страны-лимитрофа немедленный рефлекс: нужно выходить на митинг и выкидывать этого президента или премьера на улицу, иначе опять будут санкции, опять будет дорогой бензин, опять не будет туристов, опять не будет денег. Если жители соседней страны этого не делают, то нужно усилить экономическое давление до тех пор, пока условный рефлекс не станет закрепленным. И это не "имперские замашки", как могут подумать любители идеи "вернуть Крым в обмен на хамон", а самый что ни на есть лучший опыт наших западных партнеров.

Именно опыт Вашингтона, особенно если смотреть на действия нынешней президентской администрации США, показывает, насколько последовательны американцы в использовании экономических и силовых методов давления на тех, кто хоть на йоту проявляет антиамериканские интенции. Важный момент: для введения экономических санкций или даже проведения акций силового воздействия Вашингтону, Лондону или Брюсселю даже какого-то особого повода не требуется, а уж набор предлогов ограничивается лишь воображением (а иногда и чувством юмора) профильных чиновников. Впрочем, Россия — более цивилизованное государство. И силовые методы использует только в случае крайней необходимости, то есть для самообороны или защиты союзников, а вот меры экономического воздействия — это вполне джентльменский инструмент, который надо применять часто и от души.

Практика Советского Союза убедительнейшим образом доказывает, что элиты (да и определенная часть населения) стран, соседствующих с Россией, не испытывают никакой благодарности за все те финансовые и человеческие ресурсы, которые были вложены для того, чтобы принести настоящую европейскую цивилизацию в отсталые регионы когда-то единой страны. А следовательно, не надо повторять ошибок прошлого и искать какую-то волшебную смесь из привлекательной идеологии и инвестиций, которые зачастую скатываются в банальные "субсидии в обмен на поцелуи". Непостоянные симпатии политиков сопредельных государств, которые предадут Россию при первой же возможности (например, после получения первого же более выгодного предложения от Брюсселя или Вашингтона), не стоят того, чтобы на них был потрачен даже один российский рубль. Самый лучший способ сделать Россию привлекательным партнером — инвестиции в саму Россию, благо страна у нас огромная: каждый рубль, вложенный в Калининград и Самару, Пермь и Владивосток, — это не только инвестиция в будущее России, но и инвестиция в то, чтобы жители сопредельных государств завидовали россиянам, желали, чтобы их дети учили русский язык и жили в России. Если эта жгучая, тотальная, всепроникающая зависть будет совмещаться с острым ощущением того, что Россия без любви русофобствующих государственных образований на своих границах прекрасно проживет, а вот им без доступа к российским рынкам и деньгам будет худо — значит, задачи внешней политики в так называемом ближнем зарубежье можно считать выполненными.

Институциональная русофобия, презрение к России, заявления о "русских оккупантах" — это все политические товары класса люкс, которые могут себе позволить (и то с болью в душе и кошельке) очень немногие и очень богатые страны. Сейчас мы будем наблюдать за тем, как Грузия будет постепенно осознавать дороговизну политической позиции, занятой теми политиками, за которых массово проголосовали грузинские избиратели. Хочется верить, что к тем 750 миллионам долларов, которые, возможно, потеряет Грузия на снижении российского туризма, добавятся еще и потери от блокирования экспорта в Россию грузинского вина (а это примерно 116 миллионов долларов в год). Перефразируя известную поговорку, можно сказать, что скупой платит дважды, дурак — трижды, а русофоб — постоянно, и так будет всегда.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 25).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________